pageTracker._trackPageview(); } catch(err) {} /* END AG Google Analytics Plugin v.1.0.8 */ /* ========== www.gordejev.lv =========== */

Единственная воля

Большинству из нас пониманию вопроса иллюзии независимой личности мешает совершенно очевидный факт нашей способности к произвольным действиям, происходящим из собственной воли. "Как это - личность иллюзия?" "Что значит - "я" не существует?" Спрашиваем мы, не принимая этой истины и в качестве контраргумента предлагая, к примеру, взять со стола ложку. "Я хочу и я делаю,"- возражаем мы. Подобная аргументация представляется нам более чем логичной. Для нас это просто очевидно. Однако и то, что все просветленные люди настаивают на иллюзии независимого "я", тоже не может быть сброшено нами со счетов. Так в чем же тут дело? Как нам разрешить это противоречие? Как совместить совершенно очевидную возможность произвольных действий с иллюзией независимой личности?

У серьезного, в достаточной степени обуздавшего собственную значимость исследователя, помнящего от своем долге верить в то, что говорили, к примеру, нагуаль Хуан Матус и Джидду Кришнамурти, и интеллектуально принимающего предпосылку иллюзии "я", резонно возникает вопрос о движущей силе своих поступков. Он спрашивает себя: "Если "я" с его независимой личностной волей - это иллюзия, то что же тогда толкает меня к действиям, что заставляет нас их совершать?" Причем совершенно очевидно, что каждому из нас необходимо выяснить это самостоятельно. Книжных слов здесь явно не достаточно, ведь знание действительно является силой лишь в том случае, когда оно осознано, когда мы фактически пережили его предпосылки. Итак, в этом случае у нас есть лишь один выход: мы должны наблюдать за собой, внимательно следить за своими волевыми проявлениями с намерением выяснить, что же за ними в действительности стоит. Я предлагаю вам сделать это, внимательно посмотреть на то, что мотивирует все наши поступки, что стоит перед любым нашим как произвольным, так и непроизвольным действием.

Как только любой в достаточной степени внимательный человек предпринимает эту попытку, он практически сразу видит одну удивительную в своей простоте вещь, заключающуюся в том, что за каждым нашим действием, вызывая потребность его совершить, стоит то или иное чувство, то или иное ощущение. Посмотрите на это внимательно, понаблюдайте за собой. Существует ли хоть одно действие, которое бы мы выполнили (или отказались от его выполнения), не испытав перед этим эмоциональной или физической потребности его совершить? Если вы начнете внимательно, от момента к моменту наблюдать за собой, то с удивлением обнаружите, что таких действий или бездействий (что одно и то же) в нашей жизни просто не существует. Что за каждым из них без исключения стоит, превратившаяся в потребность, эмоция, чувство, которое мы отражаем в своих поступках.

С физическими потребностями здесь все относительно (хотя и не совсем) ясно. Для выживания тела ему необходимы, скажем, воздух, пища и тепло, хотя его реальные потребности в этих вещах могут искажаться нашими текущими привычками, индульгированием или какими-либо химическими обменными зависимостями. А вот на эмоциональных потребностях, обусловленных или находящихся свое отражение в смысловом содержании нашего сознания, стоит остановиться подробнее. "Так или иначе, мы знакомы с чувством, хотя и смутно,"- сказал нагуаль Хуан Матус. И мы действительно слабо знакомы с чувственными проявлениями своей природы, так как, не зависимо от интенсивности приходящих чувств, практически мгновенно отражаем их, если не в своих действиях, то в том, что мы называем смыслом. Любое приходящее к нам чувство очень быстро находит свое смысловое отражение в постоянно работающем содержании нашего сознания. Будучи неразрывно связанной с нашими бесчисленными образно-смысловыми комплексами, идея личности вместе с нашим образом себя, постоянно вызывает и поддерживает определенный способ мышления, который, в свою очередь, вызывает иллюзию смыслового содержания. Эта иллюзия приносит нам ощущение правомерности, обоснованности всех своих как произвольных, так и непроизвольных действий. Этот процесс создания и поддержания смысловой непрерывности идет постоянно и настолько непрерывным потоком, что не позволяет нам увидеть, что первичной движущей силой каждого нашего действия является чувство, вследствие определенного способа работы нашего сознания превращающееся в нужду, драйв, толкающий, вынуждающий нас его(действие) совершить. Не позволяет нам осознать, понять, что весь создаваемый нами смысл является лишь интеллектуальным отражением, рефлексией в качестве команды текущего чувства, обусловленной энергетическим и информационным содержанием нашего сознания.

Помните, что представляют из себя наши чувства? Они ведь являются командами, энергетическими полями, находящимся как внутри, так и снаружи нашей энергетической оболочки. (Прекрасный пример внешней команды я привел в своем прошлом небольшом посте "Мощная внешняя команда".) Однако насколько бы не были важны внешние энергетические возмущения, намного более важным для нас является осознание и понимание работы своих внутренних команд в их взаимодействии с содержанием нашего сознания. Ведь именно эта работа представляет собой как процесс самоотражения, так и удерживает практически все наше внимание в рабстве у этого процесса, не оставляя практически никакой свободной энергии. "Скажу я тебе, мы - странные животные. Нас унесло в сторону, и в своем безумии мы верим сами себе, создавая идеальный смысл,"- сказал нагуаль Хуан Матус. Именно это я и пытаюсь донести до своих читателей в данной статье. Находясь в потоке процесса самоотражения и приписывая причину своих "сознательных" действий и решений личной воле, мы, не в состоянии увидеть, обуславливающей их, эмоциональной основы, обосновываем их самостоятельно создаваемым и, по большей части, общеразделяемым смыслом, даже не пробуя усомниться в его действительной смысловой ценности и адекватности. Мы не хотим признавать то, что все наши эмоциональные реакции, вместе с выстраевымым нами в их отношении смыслом, условны. Что они отражают лишь культурную и сформированную событиями нашей жизни обусловленность. Что лишь немногие из этих реакций имеют хоть какое-то отношение к нашему непосредственному выживанию и действительному благополучию. К примеру, публично (или нет) обнаженная женская грудь, как у самцов, так и у самок нашего вида, вызывает различные, чаще всего интенсивные, соответствующие нашей культурной обусловленности чувства, толкая к немедленному отражению в различных поведенческих и физиологических реакциях. Создаваемый этими чувствами и информационно-эмоциональным содержанием нашего сознания смысл этого явления большинству из нас кажется настолько очевидным и оправданным, что не оставляет практически никакой возможности увидеть полную условность как самого этого смысла, так и собственной эмоциональной реакции. Не дает возможности увидеть и осознать простую реальность того, что женская грудь, вне зависимости от ее формы, это лишь молчные железы самок определенного вида млекопитающих, созданные природой для кормления своего потомства (то же, кстати, касается и других функциональных частей нашего тела). Для нас кажется безумием прятать молочные железы коров или, скажем, собак, и если бы представители этих видов вели себя подобным образом, мы, без сомнения, считали бы это отклонением от нормы. Однако собственное безумие в данном случае мы считаем проявлением морали, целомудрия или высокой духовности, что бы не означали эти понятия в наших до предела неадекватных информационно-эмоциональных системах.

Надеюсь, что написанное в этой статье даст вам толчок не только для углубления понимания идущих в нашем сознании рефлексивных процессов и усиления критического подхода к оценке смысловой составляющей собственного мышления, но и для действительно внимательного наблюдения за проявлениями собственной "личной" воли. Наблюдения, которое поможет нам не только закрепить понимание условности всех своих эмоциональных реакций, но и позволит действительно увидеть, осознать и понять, что личность - это иллюзия, что единственной активной и реально существующей волей является воля внешних и заключенных в нас эманаций(команд) орла. Именно эта воля едиственна и первична, и именно она, будучи преломленной сквозь призму содержания нашего сознания с его идеей личности, находит отражение во всех без исключения наших действиях. В случае же полной очистки своего сознания от от всех образно-эмоциональных комплексов и выхода осознания из процесса самоотражени человек приходит к свободе от всех своих, воспринимаемых как личностные, нужд или потребностей. У него больше просто не остается желаний, "личность становится абстрактной и безличной", а мы в своих действиях сливаемся с единственно существующей независимой волей намерения, волей внешнего потока, к чему пришли когда-то Сильвио Мануэль, нагуаль Хуан Матус и иже с ними. Помните в шестой: "... у него не осталось больше желаний, потому что намерение не имеет своих собственных желаний. Таким образом, в вопросах волеизъявления он должен был полагаться на Нагуаля. Другими словами, Сильвио Мануэль мог сделать все, чего бы Нагуаль ни пожелал. Нагуаль направлял намерение Сильвио Мануэля. Но поскольку Нагуаль также не имел желаний, большую часть времени они не делали ничего."

Ну что ж, вроде получилось сформулировать что-то в отношении этого непростого вопроса. Желаю, чтобы это стало и вашим достоянием. Успехов в наблюдении за собой и, сопутствующем ему, углублении самопознания.